YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 "Философия и политика". Выпуск 17 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 17. Абсолютизация единичного как основа субъективного идеализма

Философия и политика

Скачать в мр3 (15 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

Текстовая версия

 Здравствуйте, уважаемые товарищи! Сегодня мы с вами поговорим о диалектике единичного и общего. Мы уже говорили на эту тему, но я успел рассказать моменты метафизической абсолютизации общего, а самой диалектики не рассказал и не рассказал абсолютизации единичного, двигаясь приёмом от противного, от метафизического антидиалектического. Продолжаем это движение от противного. Давайте рассмотрим, с чем связана и к чему ведёт в политической жизни, в политических концепциях абсолютизация единичного. Напомню, что проблема универсалий появилась в позднем европейском средневековье, в 10-м – 11-м веках. Именно тогда философы в монастырях, ибо вся философия и наука тогда были в монастырях, поставили на повестку дня проблему: существует ли общее, реально ли оно. Эта проблема и получила название проблемы универсалий, то есть общего. Уже в 10-м – 11-м веках европейские философы разделились на две неравные группы. Одни утверждали, что общее существует реально. Что это такое? Существует «стол вообще», «человек вообще», «облако вообще» и так далее. А единичное, конкретный человек, стол, пахотное поле существует лишь как временное воплощение общего, воплощение сущности в конкретном единичном. Общее не только реально существует в таком решении проблемы, но общее причинно детерминирует единичное, творит это единичное. Такая концепция мало чем отличалась от Платоновской концепции.

Напоминаю, Платон родоначальник объективного идеализма, он постулировал мир идей – мир всеобщих сущностей; мир мёртвой, косной материи и мир чувственно воспринимаемых вещей. Мне приходится это повторять, потому что это опорная концепция объективного идеализма. С точки зрения Платона конкретные, данные человеку в чувстве вещи, процессы и сам человек являются лишь временным воплощением одной или комплекса идей из мира всеобщих сущностей в кусочки мёртвой, косной, бесформенной до этого материи. Те, кто приняли в средневековье подобную концепцию, сами себя называли реалистами. Как вы понимаете, такие реалисты ничего общего не имели с материалистами, они считали, что общее реально существует. Универсалии реально, объективно существуют помимо единичного, до единичного, творят это единичное. По существу, это был вариант неоплатонизма.

Представители противоположной концепции, концепции номинализма считали, что общее существует лишь в имени. На латыни имя – nomena, то есть общее существует номинально. А в реальности существуют единичные вещи. Обращаясь к своим партнёрам и оппонентам, номиналисты говорили: а где вы видели этот стол вообще, стул вообще, облако вообще, человека вообще? Есть конкретные единичные вещи. А вот то, что «вообще» - это только в имени или в понятии, которое потом фиксируется в имени. Так появились средневековый номинализм и средневековый номинализм.

И те и другие философские доктрины, в общем-то, живы и по сей день. В 13-м выпуске мы уже об абсолютизации общего уже говорили, то сегодня вспомним об абсолютизации единичного, о правопреемниках средневековых номиналистов, которые и сегодня, не только среди философов, но и среди учёных и простых граждан, не связанных ни с какой наукой, довольно часто встречаются. В чём выражался средневековый номинализм уже в новое время? Если говорить о новом времени, то главной проблемой европейской философии нового времени явилась проблема оснований человеческого познания. Её впервые поднял Френсис Бэкон, это начало 17-ого столетия. Он считал, что основой научного познания является эмпирия – чувственный опыт. Задача науки – обобщать этот опыт, восходить от единичного к общему, то есть совершать логическую операцию индукции. Заметьте, что при этом сам Френсис Бэкон не абсолютизировал единичное, которое нужно обобщать. Напротив, он утверждал, что задачей науки является нахождение общего, которое есть в единичном. Надо в процессе познания восходить к общему и устанавливать закономерное, повторяющееся, в отличие от единичного, которое всегда представлялось как случайное, неповторимое, неустойчивое. Таким образом, Френсис Бэкон основатель эмпиризма в гносеологии, в теории познания. В связи с этим, он по праву считается родоначальником всего нового экспериментирующего естествознания, основанного на индукции, на обобщении. Эмпиризм дальше развивали такие единомышленники Бэкона, как: Томас Гоббс, который был даже секретарём у Бэкона, когда тот был лордом-канцлером Англии, а затем такой английский философ – Джон Локк, это уже конец 17-ого столетия. Джон Локк, развивая концепцию эмпиризма, дошёл до логического завершения. Иногда логическое завершение ведёт к абсурду, к абсолютизации. Локк абсолютизировал чувственное познание. Он утверждал, что нет ничего в разуме того, что до этого не было бы в чувстве. Это и есть формула так называемого сенсуализма. То есть, ощущения являются единственным основанием познания нового, следовательно, главным инструментом разума, в том числе, и инструментом научного познания. Такая абсолютизация чувственного была замешана на абсолютизации единичного. Почему? Потому что с помощью чувственного мы познаём именно единичные свойства или отношения и, если за этим не видеть общего, то мы скатываемся к крайнему номинализму. А это чрезвычайно опасно. И опасность эта сказалась уже через несколько десятков лет после Локка.

Это уже начало 18-ого столетия. И опять мы имеем дело с английским философом Джорджем Беркли, основателем субъективного идеализма. Субъективный идеализм появился, таким образом, почти на 2000 лет позже, чем объективный идеализм. Почему? Потому что субъективный идеализм более изощрённая философская концепция, чем объективный идеализм. Замечу, что у объективного идеализма, который так или иначе замешан на абсолютизации общего, была солидная историческая подготовка, предпосылка. Такой предпосылкой была идущая ещё от первобытного анимизма абсолютизация общего в виде духовного начала всех вещей. (Анима – душа, всё имеет душу). Это начало объявлялось первичным, движущим и даже творящим. Как видите, очень похоже на концепцию Платона, но это первобытный анимизм и здесь тоже абсолютизация общего, какого-то сверхъестественного, идеального начала. Душа считалась принадлежностью к чему-то такому общему, духовно общему.

Вернёмся к Локку после исторической ретроспективы. Локк основатель сенсуализма в познании. Всё, что мы знаем, мы знаем благодаря ощущению, а, следовательно, ощущение не только единственный источник познания, но оно даёт нам только единичное знание. Таким образом, в познании Локк уже абсолютизирует это единичное, отвергает общее. Кстати, разум, как некий инструмент познания Локк вовсе не отрицает, но отводит разуму служебную, неглавную роль. Разум, с точки зрения Локка, выступает как архивариус, который упорядочивает, систематизирует данные, которые ему поставляют чувства. То есть разум не имеет права, да и не может вмешиваться в данные чувства. Например, получили какие-то данные, разум посмотрел: к чему это относится, скажем, к познанию цветов – вот на определённой полочке памяти и расположил это знание; знание о четвероногих животных на своей какой-то полочке. Разум сам ничего не обобщает, нового знания не получает, да и не может получить. На основе этой абсолютизации чувственного познания Беркли и дошёл до субъективного идеализма. Тут надо сказать, что абсолютизация единичного в мире или в обществе всегда приводит к субъективно идеалистической доктрине, также как абсолютизация общего – к объективному идеализму. С Беркли начинается это, достаточно развёрнутое движение субъективно идеалистической философии. Можно сказать, субъективно идеалистической идеологии, поскольку эта концепция, абсолютизирующая сознание уже человека, а сознание, действительно начинается с ощущений, чувственная сторона сознания, но не заканчивается этим, а рациональная сторона сознания – это разум.

В первые века нового времени в гносеологии эта противоположность чувственной и рациональной стороны сознания привела к тому, что одни абсолютизировали чувственное и единичное, были сторонниками эмпиризма, а потом и сенсуализма. А другие абсолютизировали роль разума в познании, который познаёт каким-то чудесным образом при помощи интуиции. Родоначальником этой точки зрения был небезызвестный учёный – Рене Декарт. При помощи интуиции, мы каким-то образом получаем знание из шишковидной железы, которую Декарт долго искал, трепанировал черепа – нашёл, всё-таки, эту шишковидную железу. В шишковидной железе находятся врождённые идеи. Врождённые идеи и есть сущности мира, при помощи интуиции мы выуживаем из шишковидной железы эти идеи, а потом, при помощи ощущений, сопоставляем эти идеи с какими-то чувственно воспринимаемыми объектами, что позволяет нам выяснить сущность этих объектов, предметов, процессов, вообще моментов действительности. То есть, сущность мы познаём исключительно рациональным образом, потом прикладываем с помощью чувства полученное общее знание. Вот так и разделились философы. И не только философы, но и учёные, тогда ещё люди не делились на учёных и философов. Декарт кто он такой? Мы знаем, что он и математик выдающийся, мы знаем, что он и выдающийся физиолог, задолго до нашего Ивана Петровича Павлова, открывший рефлекторную дугу в животных и в человеке. Он и философ, конечно, не дюжинный, но, увы, абсолютизирующий, в данном случае, общее в познании – сущностную сторону. На этой основе уходящий в объективный идеализм, постольку поскольку, когда друзья его спрашивали: кто же вложил в эту шишковидную железу врождённые идеи, Декарту, который как естествоиспытатель был стихийным материалистом, ничего не оставалось, как сослаться на Бога. Бог, конечно, вложил. Таким образом, абсолютизация общего приведёт к объективному идеализму в разных его формах.

Вернёмся к абсолютизации единичного. Итак, Локк, по существу, продолжил традицию абсолютизацию единичного в познании, в данном случае, и в мире, конечно. А Джордж Беркли положил это в основание субъективно идеалистической доктрины. Давайте сопоставим два постулата: у Локка – «нет ничего в разуме, чего до этого не было бы в чувстве», у Беркли – «нет ничего для человека, кроме чувственных данных и даже существование чего-то или не существование, мы выводим исключительно из ощущения этого чего-то». Существует ли оно, он или она – это мы заключаем, основываясь исключительно на комплексе ощущений. Таким образом, абсолютизация единичного в познании привела к субъективному идеализму. Окончательная формула субъективного идеализма, сформулированная Беркли и продолжаемая дальше, такова: «существовать – значит быть воспринимаемым», единственное, что дано нам в познании мира, это не мир, а наши ощущения. Беркли говорил: «Мы не можем выпрыгнуть за пределы своих ощущений», познать мир как-то иначе. Так абсолютизация единичного, однажды положенная в основание концепции познания привела к субъективному идеализму, и эта абсолютизация продолжала и продолжает служить субъективному идеализму в разных формах, начиная с 18-го столетия и до 21-ого века. В каких же формах эта субъективно идеалистическая доктрина дальше продолжала развиваться, мы рассмотрим в последующем. Потом мы уже с конкретной субъективно идеалистической доктриной свяжем политику, у нас тематика «Философия и политика». Политику я пока опустил, разъясняя общие моменты. В следующих наших беседах мы коснёмся абсолютизации единичного в конкретных субъективно идеалистических доктринах, а именно в доктринах позитивизма. Спасибо за внимание.

Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

Перейти к перечню выпусков >>

 


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 1314

 Программы

 Радио КТВ


 Погода