YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 "Философия и политика". Выпуск 14 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 14. Объективные и субъективные основания социальной справедливости и равенства

Философия и политика

Скачать в мр3 (14 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

Текстовая версия

 Здравствуйте, уважаемые товарищи! Сегодняшняя тема нашей беседы в общем контексте наших философских встреч под общим названием «Философия и политика» будет посвящена, наверное, самой животрепещущей проблеме, самой основной проблеме, которая волнует человечество с момента возникновения классового общества, то есть последние три с половиной - пятьтысяч лет. Это проблема социальной справедливости, социального равенства. Не случайно вопрос о социальном равенстве и справедливости, так или иначе, корреспондируется или ассоциируется в сознании не только специалистов, философов, политологов, нои в сознании абсолютного большинства простых граждан, с вопросом или проблемой демократии. Там, где нет социальной справедливости, там, где нет социального равенства, там, конечно, нельзя говорить о демократии. Напомню вам, что термин демократия, затасканный в последние десятилетия, особенно в нашей стране, он в дословном переводе означает народовластие. Дальше идут трактовки, трактовки уже этого термина и корней этого слова. Скажем: что такое народ, всё ли население составляет народ? И что такое власть народа? Возможна ли она и в каких формах она должна осуществляться? Споры идут большие. Наверное, все, кто, так или иначе, занимается этой проблемой, включается в эту проблему, они проблему демократии корреспондируют с проблемой социального равенства и справедливости. Но тут тоже много подводных камней. Потому что, ну что такое равенство? Начнём с этого. Проблема равенства может интерпретироваться очень по-разному и даже противоположно. Вспомним, что на знамёнах буржуазной Французской революции были начертаны три этих замечательных слова: «Свобода Равенство и Братство». И равенство тут занимает центральное, осевое положение как понятие. Но в последние десятилетия, как, впрочем, и в первые годы советской власти, критики социалистического строя, социалистического понимания равенства и социалистической демократии попытались фальсифицировать этот термин «равенство» в том отношении, что равенство должно означать полную уравниловку, в особенности, экономическую. Вот ты будешь работать очень много, а твой сосед будет бить баклуши, но социализм – это есть равенство, когда ты наработаешь и на себя и на соседа и ещё на кого-то. Потом этот добытый материальный или духовный продукт будет распределяться по уравнительному принципу. В наше время, конечно, это касается не только материального, но и духовного продукта, хотя раньше говорили всё время о материальном. Впрочем, и сейчас у нас есть такая тенденция: всё свести к материальному благополучию или его отсутствию. Безусловно, и лидеры Французской буржуазной революции никак не понимали равенство как уравниловку экономическую, правовую и так далее. Хотя, это всё разные моменты, экономическое равенство, политическое равенство, скажем расовое и национальное равенство, равенство перед законом – правовое равенство, равенство религиозных взглядов – свобода совести и, наконец, равенство идеологий. И во всех этих вариантах равенства надо искать что-то основное, основополагающее, опорное, то основание, что послужит нам рассмотрением и уяснением того, что такое равенство во всех его проявлениях. Мы уже говорили в первой нашей встрече: субъективный идеалист будет, прежде всего, искать равенство в сфере человеческого сознания и найдёт здесь какие варианты? Скажем, равенство идеологий: никакая идеология не может быть признана превалирующей, доминирующей. Плюрализм. Мы уже это слово с вами рассматривали, означает множественность. В данном случае плюрализм в идеологии закреплён 13-ой статьёй конституции, в которой говорится, что в Российской Федерации принято многообразие идеологий и не одна из идеологий не может быть признана ведущей и определяющей. Вот такое идеологическое равенство, которое, якобы, является задающим. Но в тоже время в этой же статье, есть параграфы, 4-й и 5-й, если мне память не изменяет, которые утверждают, что никак не терпима идеология расового или национального превосходства, то есть расизм или национализм. Эти идеологии не могут выступать как равноправные по отношению к другим каким-то идеологическим парадигмам. Такого рода идеологии справедливо запрещаются. Потом говорится, что проповедь социального неравенства, не только национализм, должна быть запрещена. Хотя, что такое социальное неравенство? В отношении расового или национального мы понимаем: какая-то раса или национальность объявляется ведущей, какая-то нация или национальность. Повторяю, что нация – это экономическое единство людей, которое осуществляется на уровне развитого буржуазного государства. Это экономическое единство людей разных национальностей, а национальность – это кровнородственная, этническая общность. Безусловно, никто из здравомыслящих людей, кроме каких-нибудь национал-шовинистов, не будет утверждать, что такое равенство невозможно, что оно абсурдно, что обязательно нужно искать ведущую расу, ведущую нацию или национальность. Обращаю внимание, что прилагательное национальный может быть одинаково образовано и от слова нация и от слова национальность. Ни в том ни в другом случае мы не можем утверждать, что какая-то нация или какая-то национальность должна пользоваться привилегиями и не равна другим нациям или национальностям. С этим всё понятно, но это ли является главным, когда мы говорим о социальном равенстве. Что такое социальное равенство в отличие от национального или расового равенства? Пойдём обратным путём. В чём проявляется социальное неравенство? Прежде всего, в имущественном положении граждан. У нас по официальной статистике разрыв между наиболее бедными и наиболее богатыми составляет 20 раз. Наиболее богатые по своему годовому доходу, как это принято считать, превосходят такой же годовой доход наиболее бедных (берётся 10% наиболее богатых и 10% наиболее бедных). Это, конечно же, главное социальное неравенство. Откуда оно берётся и как его ликвидировать? Одно время наше российское правительство объявило борьбу с бедностью. Хоть хорошо, что не с бедными. Потом эти лозунги борьбы с бедностью ушли куда-то в сторону и забыли уже, что такое борьба с бедностью. А как вообще можно бороться с бедностью, богатые что ли должны поделиться с бедными? Никогда они не поделятся, ни для того они становились богатыми. Или, может быть, бедные должны отнять у богатых? Тогда революция и поделить всё поровну. Это опять идея уравниловки. Революция не для того делается, чтобы осуществить уравнительное распределение.

Кстати, на счёт распределения. Уже Аристотель, самый выдающийся из древних греков, который очень много решил проблем, предвосхитив своё время на несколько тысячелетий. Он разделял справедливость на уравнительную и распределительную. То есть справедливо, если мы уравняем всех или справедливо будет, если у нас будет какой-то принцип распределения. Прежде всего, Аристотель имел в виду распределение материальных благ, который всеми членами общества, конечно, свободными гражданами – рабы не учитывались, признаётся. Напомню, что Аристотель вообще назвал рабов говорящими орудиями. Это не презрение, это выражение сущности, потому что раб отличается от орудий только тем, что умеет говорить. Но, так же, как и молоток или лопата, он не имеет своей воли. Отсюда раб вовсе не человек, не гражданин в данном государстве, к нему не может быть применена ни справедливость уравнительного плана, ни справедливость распределительного плана. Что же такое для свободных граждан уравнительная и распределительная справедливость? Уравнительная – это когда весь полученный государством доход, во времена Аристотеля городом-государством, распределяется поровну между всеми свободными гражданами. Таких вещей никогда не было в классовом обществе, и распределение велось даже между свободными гражданами не уравнительно, а распределительно. Какие принципы распределения существовали уже тогда и какие сегодня существуют? Оказывается, нет принципиальной разницы между Аристотелем и сегодняшним нашим днём, так сказать, развитого криминального капитализма в нашей стране по поводу принципа распределения. В чём же тут наблюдается такое удивительное совпадение? А дело в том, что сама по себе проблема экономического равенства возникает только в классовом обществе, исторически первым такое общество в классическом виде было рабовладельческим обществом. В первобытном коммунизме нет этой проблемы, тем более, проблемы распределительного равенства. Почему? Потому что в первобытном коммунизме осуществляется принцип распределения по потребностям. Потому что существует в рамках данной народности, в рамках союза племён, в рамках племени распределение полученного продукта по потребностям и собственность на этот продукт коллективная. Проблема возникает при появлении частной собственности на средства производства. Я тоже этого уже касался, откуда это берётся – частная собственность. Жили, что называется, не тужили, в кавычках, конечно. Первобытнообщинный строй и первобытный коммунизм охватывает огромное время. Ещё раз напоминаю, с точки зрения современной антропологии, человечеству сто тысяч лет, из этих ста тысяч лет классовое общество только последние пять тысяч лет, а до этого девяносто пять тысяч лет был первобытный коммунизм. И вот в нём нет частной собственности не потому что замечательные люди, истинные демократы, а потому что уровень производительности труда в материальном производстве был настолько низок, что осуществлять другой принцип распределения полученного материального продукта было невозможно. И частной собственности не было потому, что был недостаточный уровень той же производительности труда, при котором каждый производитель и все вместе производили бы значительно больше прожиточного минимума, настолько больше, что образовались бы излишки, которые могли быть присвоены. Излишков нет, поэтому честный человек, нечестный, но присваивать нечего. Конечно, насколько больше в процентном отношении очень трудно сказать, но, тем не менее, присвоение излишков должно было бы быть не однократным, а именно тогда это есть частнособственническое присвоение, когда уровень производства в два, три раза выше прожиточного минимума, причём образуются такие излишки устойчиво, в каждом производственном цикле. Невозможно было воровать, потому что не было чего. Также было невозможно порабощать другого человека. Ещё раз повторяю этот момент, рабства не могло быть, потому что захваченный даже в межплеменных конфликтах чужак из другого племени не мог стать рабом. Пока производительность труда была низкая, он производил только по своему минимальному уровню потребления, отними у него раз, два, а на третий раз не у кого будет отнимать, он просто умрёт с голоду. Отсюда излишков нет – нет прибавочного продукта – нет частной собственности на средства производства.

Я начал говорить об объективных и субъективных основаниях равенства и справедливости. Объективным основанием коммунистического равенства в первобытном обществе было отсутствие частной собственности на средства производства. А почему она отсутствовала? Потому что очень низкий уровень производительности труда. Следовательно, несправедливость и неравенство, переход к распределению по основанию владения или невладения какими-то средствами производства, по уровню владения мог быть осуществлён только при достаточно высоком уровне производительности труда, при появлении прибавочного продукта, который мог быть присвоен. Следовательно, при появлении прибавочного продукта, который мог быть присвоен, при появлении возможности эксплуатировать труд другого, предоставив ему в пользование какие-то средства производства, принадлежащие не ему. В этом смысл неравенства, при распределении возникает новый принцип, который закрепляет неравенство при распределении материальных благ. Потому что распределение ведётся по уровню собственности на средства производства. Возвращаясь к определению Аристотеля, главное орудие труда – это раб, чем больше у тебя рабов, тем больше ты и получаешь, распределение идёт по владению средствами производства, не только рабов, конечно, но и какой-то техники, более производительной, вне всякого сомнения. И каких-то участков земли, которые ты можешь при появлении этой более совершенной техники и большего количества рабов, обработать и получить больший прибавочный продукт. Следовательно, при распределении тебе как хозяину, как владельцу этот продукт и достаётся. От этого начинается социальное неравенство, на этом объективном основании, на возросшем уровне производительности труда неравенство и зиждется. Но принцип неравенства не на очень продолжительное время остаётся, на три, пять тысяч лет у самых продвинутых народов.

Вот на этом моменте мы пока остановимся. Спасибо за внимание.

Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

Перейти к перечню выпусков >>

 


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 1780

 Программы

 Радио КТВ


 Погода