YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 В.П.Огородников. "Философия и политика". Выпуск 2 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 2. Метафизический материализм о причинах развитии общества.

Философия и политика

Скачать в мр3 (21 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

 


Текстовая версия

Дорогие товарищи, продолжим наш разговор о причинах общественного развития с позиций различных философских подходов.

Мы рассмотрели, в главном и основном, объективно- и субъективно-идеалистические подходы к этой проблеме и вытекающие из доктрины объективного и субъективного идеализма политические уже следствия в отношениитого, как именно надо поступать с обществом, как возможно поступать с обществом; не случайно политику называют «искусством возможного», правда, её ещё иначе называют, но не будем вспоминать эти лестные эпитеты.

Я хотел бы ещё кое-что добавить по поводу субъективно-идеалистической доктрины, она, как я уже сказал ранее, очень широко применяется сейчас именно при интерпретации каких-то общественных процессов, движений в обществе. В частности, нельзя не упомянуть о том, что у нас возникло такое движение «За честные выборы», также у нас часто говорят, что все беды у нас оттого, что политики не очень честные, а уж про бюрократов и чиновников говорить не приходится. И патриарх наш, Кирилл, постоянно выступает под этим знаменем: за святую правду, за честность, за искренность, за поддержку брата (прежде всего брата или сестры по религиозному признаку). Но вот уповать на то, что те или иные политики будут неожиданно честными, а до этого не были честными, тем более бизнесмены, как-то вот работали на себя, а тут вдруг, стали на общество больше работать. Эта такая детская наивность, но замешанная тоже на субъективном идеализме – субъективные характеристики отдельно взятых людей и являются определяющими для дальнейшего развития общества. Изменим эти субъективные характеристики; каким образом – взовём к честности.

Вот здесь я бы ответил всем этим прекраснодушным идеалистам субъективного замеса словами Михаила Ходорковского, известного нашего бизнесмена, одного единственного миллиардера пострадавшего всё-таки (в качестве примера его, наверное, до сих пор держат в тюрьме). Так вот, первое покаянное письмо Ходорковского из Матросской ещё тишины, тюрьмы предварительного заключения, содержало интересные слова, я их сейчас процитирую: «Бизнес, особенно крупный, обречён бороться с настоящим, а не бутафорским гражданским обществом; кроме того, бизнес всегда космополитичен, деньги не имеют Отечества; он располагается всегда там, где выгодно; нанимает того, кого выгодно; инвестирует ресурсы туда, и только туда, где прибыль максимальная. И для большинства наших предпринимателей, - пишет дальше Ходорковский, – делавших большие деньги в России – Россия не родная страна, - это я продолжаю цитировать, - а всего лишь территория свободной охоты». Ходорковский тут не открыл ничего нового, Маркс в первом томе Капитала пишет, и это многие знают, что если прибыль составляет 100 процентов, то предприниматель может пойти на большие моральные издержки – поступиться моральными принципами; если прибыль составляет 200 процентов, то предприниматель может пойти уже на нарушение уголовного кодекса, на преступления; а если прибыль составляет 300 процентов, то нет такого преступления, на которое не пошёл бы предприниматель даже под страхом смертной казни. По существу Ходорковский вот это же и сказал: предприниматель, бизнесмен, в капиталистическом обществе должен искать не там где патриотичнее, не там, где нравственнее, не там, где гражданственнее поступок – а там где прибыльнее. Вот, так сказать, отповедь всем субъективным идеалистам.

Однако основную часть сегодняшней нашей встречи я бы хотел посвятить уже материализму во взглядах на причины развития. Но материализм тоже не однозначен. Почему? Потому что с самого начала философии материалисты разделились, подчас сами того не замечая, на два количественно различных лагеря – это материалисты-диалектики (я позднее поясню что это такое) и материалисты-метафизики.

Я рассматриваю термины «метафизика» и «диалектика» с позиции Гегелевской диалектической доктрины. Георга Фридриха Вильгельма Гегеля – выдающегося немецкого философа 19 столетия. Я это поясняю, потому что в последнее время появилась мода использовать термин «метафизика» в старом, догегелевском значении, которое почти тождественно понятию «философии», или, во всяком случае, большей части философии. Метафизика тут классифицируется как «учение о том, что в чувствах не дано человеку, но составляет основу всех чувственно воспринимаемых вещей». Я почти процитировал Аристотеля, у него, при классификации наук, произведено такое деление, правда, сам термин «метафизика» появился значительно позже. Я трактую метафизику как антипод диалектики: «метафизика» - это метод познания и преобразования действительности, в гегелевском смысле, который связан с отрывом и абсолютизацией одного из моментов единого целого, системы, как правило, одной из противоположностей. Поэтому метафизик всегда что-то абсолютизирует, он отделяет необходимое от случайного и заявляет, что мир абсолютно необходим. Другой метафизик отделяет случайное от необходимого и заявляет, что мир абсолютно случаен. Отделяется устойчивое от изменчивого – утверждается, что мир всегда таков есть, был и будет – он устойчив прежде всего. Другой метафизик абсолютизирует изменчивость, отделяет изменчивость от устойчивости, утверждает, что мир постоянно изменяется и, как говорил ещё Кратил (кстати, ученик древнегреческого диалектика Гераклита): в одну и ту же реку нельзя войти не только дважды (как говорил Гераклит), но и однажды – вас всё время омывают новые воды. Вот это варианты метафизики, но метафизика может проявляться и как метафизика на почве материализма, и как метафизика на почве идеализма, кстати, и объективного и субъективного.

Так вот рассмотрим метафизику материалистического толка, метафизического замеса, потому что нас-то интересуют причины общественного развития, философская характеристика причин общественного развития с позиций метафизики. Что это такое?

Первое материалистическое, метафизическое учение о развитии общества в целом и даже отдельных людей выдвинул в начале 18 столетия один из первых французских философов материалистов - Шарль Луи Монтескье. В своей работе «О духе законов» Монтескье утверждал (название этой работы «О духе законов», только каких законов – политических), что политические, юридические законы жёсткие в той стране, в которой сама география, климат, размеры, территория определяют эту жёсткость. В качестве примера приводил тогдашнюю, заметьте, петровскую ещё Россию. Вот огромная территория: если будет мягкая политика, демократическая, пока до Сибири дойдёт указ Петра о чём-то, потеряется в дороге, а если и дойдёт, то местный губернатор или воевода не поспешит выполнять этот указ; потом жди весточек о выполнении этого указа с какого-то дальнего участка Российской Империи: выполнил – не выполнил, опять месяца пройдут – так можно развалить Империю. Вот если[указ] жёсткий, как у Петра(кстати, так и было) закон, то такими территориями можно даже управлять. Монтескье тут вполне правильные приводит аргументы в пользу своей концепции. Значит, та или иная характеристика юридического закона связана не только с обширностью или малостью территории, которую занимает то или иное государство, а связана ещё с рельефом местности, потому что он определяет поведенческий характер людей: в горной местности люди с детства прыгают по горам, поэтому и характер у них с детства импульсивный, очень неустойчивый, энергичный, склонный (как мы бы сейчас сказали) к экстремистским поступкам. А на равнине люди более спокойные, сама природа их умиротворяет.

Монтескье основал, таким образом, концепцию, которая в дальнейшем получила название географический детерминизм. Эта позиция, конечно, имеет достаточно серьёзные аргументы, некоторые из которых я приводил. Но абсолютизировать роль географического момента – это и есть метафизика, отрыв и абсолютизация отдельно взятого фактора. Причём не главного в развитии общества.Мы можем привести целый ряд примеров из сегодняшней жизни нашей политической, когда государство обладает не очень большой территорией, не очень богато природными ресурсами и, всё-таки, добилось хорошего экономического положения по отношению, ну всё к той же нашей многострадальной России, которая обладая обширными территориями, богатыми ресурсами (с точки зрения Монтескье - это должно способствовать экономическому развитию) - увы, никак этого развития не может добиться.

Философский метафизический постулат ведёт в тупик в теории развития общества, или толкает на экспансию, потом что концепция географического детерминизма легла в основу теории геополитики, которая, так или иначе, оправдывает наступательные действия, войны со стороны одних народов по отношению к другим народам. Потому что эти вот народы живут стеснённо, очень маленькую территорию занимают и имеют право претендовать на территории занятые другими, малыми по численности (относительно малыми, конечно) народами.

Такого рода взгляд он оправдывает и военные экспансии, в частности, сегодня мы вспомним территориальные претензии Соединённых Штатов Америки в отношении ряда стран, включая уже европейские страны, как это недавно было в отношении Югославии. Так что философия ведёт к соответствующей политической доктрине. Понятно, что эта политическая доктрина оправдывает действия, а отнюдь не освещает их, и оправдывает эти в действия в глазах тех, кто эти действия предпринимает – военная экспансия, скажем.

Это один из вариантов метафизического материализма при рассмотрении причин прогрессивного или, быть может регрессивного развития того или иного общества.

На сегодняшний день наиболее модной является материалистическая концепция, которая изначальна принадлежит двум американцам: это Дэниел Белл и ЭлвинТоффлер.(Вначале Белл, он был первооткрывателем). Они создали концепцию так называемого цивилизационного развития общества, Белл назвал свою концепцию Теорией постиндустриального общества, и вот вы сразу узнаёте этот термин, которым часто пользуются наши политики; для Тоффлера термин «Информационное общество» - этот термин особенно у нас на слуху. В чём же смысл этой концепции?

Обе эти концепции, они, кстати, мало друг от друга отличаются (я немного позже поясню различие), замешаны на позиции, которая называется (то же в философском взгляде) технологический или технический детерминизм.

Белл в своей концепции постиндустриального общества отталкивается от Маркса и цитирует первый том Капитала, где Маркс пишет следующее: отдельные общественно-экономические формации отличаются друг от друга не тем, что производится, а тем – как производится, какими средствами труда. И дальше Маркс говорит: вот попали вы в незнакомую местность, видите ветряные мельницы, видите водяные мельницы – значит вы где? Вы находитесь в каком-то феодально организованном обществе, при феодализме. А если вы видите паровую машину, которая через систему трансмиссии подаёт движение на станки, то это уже, конечно, буржуазное производство. Но вот опять, и это свойственно всей метафизике – оторвать отдельные фразы, отдельные положения от цельной теории и абсолютизировать, что Белл и сделал. Он оторвал это положение Маркса и говорит: Маркс указывал, что, прежде всего, техника и технологии определяет развитие общества, значит - надо прослеживать историю общества по истории развития материального производства, а не по какому-либо другому принципу; и именно развитие техники, развитие материального производства и приведёт нас, в конечном счёте, к тому, что Маркс назвал коммунизмом. Но этот термин не нужно использовать, а лучше сказать: приведёт нас к обществу всеобщего благоденствия, мира, спокойствия, истинного равноправия, истинного братства. А что лежит в основании этого? Белл рассмотрел три этапа цивилизационного развития общества: 1) этап – это аграрное общество, примитивная техника, очень низкий уровень производительности труда, основное производство ведётся на селе, то есть, человек, прежде всего, должен обеспечить себя пищей и долгое время, в период этой аграрной цивилизации человек пищей себя только и обеспечивал; 2) развилась техника, повысилась производительность труда, общество совершило качественный скачок в новую цивилизацию – в индустриальную цивилизацию, это и связано с изначальным буржуазным производством, машинным производством, производительность труда такова, что многое уже обеспечивается, но разрыв между бедными и богатыми, увы, не ликвидирован, почему? – ставя этот вопрос Белл говорит: всё-таки недостаточно высокая производительность труда, поэтому не может производство обеспечить всех; 3) а вот какое общество обеспечит равенство?, и вот это уже общество постиндустриальное – новый качественный скачок в развитии техники, в развитии производительности труда, и Белл пишет: будут работать полностью роботизированные заводы-автоматы (он ещё не пишет о компьютерах, в 60-ти десятые годы прошлого века говорить о компьютерной революции было рановато), таким образом, эти новые механические рабы, что работают 24 часа в сутки, не зная устали, не требуя прибавки к зарплате, не требуя отпуска и ремонтируя сами себя ещё. Прекрасно! Как рабы, прежде всего Древней Греции, потом Рима, рабский труд которых был основанием подъёма производительности труда, основанием новой цивилизации, также эти вот механические рабы обеспечат высочайший уровень производительности труда, и наступит век всеобщего благоденствия, век высокого массового потребления - пишет Белл. Все потребности будут удовлетворяться производством: и материальные, и духовные потребности будут удовлетворяться этим производством. Таким образом, все социальные проблемы будут сняты, не надо никаких социальных революций, достаточно технических революций. Такая вот позиция.

Белл был продолжен Тоффлером, тоже американским социологом и философом, который создал концепцию информационного общества. У него такие же три этапа цивилизационного развития, как и у Белла, только он их немножко иначе называет. Например, последнюю стадию он называет цивилизацией третьей волны или информационным обществом, в котором человек будет производить не вещи и, даже, не услуги, а информацию при помощи своего персонального компьютера дома, объединённого, конечно, всемирной сетью. Белл писал в 60-е года, а Тоффлер, конечно, уже в конце 70-х, когда первые признаки появления всемирной сети были, что говорится, уже на лицо. Так вот информационное общество решит тоже все проблемы за счёт высочайшей производительности труда, уже полностью компьютеризированного производства.

А какова же критика этого? Казалось бы, замечательно, но вот что тут не учитывается? Не учитывается то, что Маркс назвал базисом по отношению ко всей политической, юридической надстройке общества. Базис отнюдь не производительные силы и, тем более, не техника и не технологии производства. Базис - это производственные отношения, среди которых Маркс выделял отношения собственности, собственности на средства производства: и на технику, и на предметы труда, и на продукты труда, соответственно. Это-то и не учитывает ни Белл, ни Тоффлер, ни другие сторонники концепции постиндустриального устройства общества. Может быть, это решится само собой? Но вот тут надо привести ещё один пример.

Маркс в середине 19 столетия, в работе «Нищета философии» критикует видного тогда, французского экономиста Жака Прудона, за его работу «Философия нищеты» (интересная вот такая перекличка названий). Прудон, как честный экономист, производит интересный анализ развития производства, основного промышленного производства в Европе за 100 лет, с середины 18 по середину 19 столетий. Он приходит к выводу, что производительность труда в Европе за этот период по ряду основных производств выросла в 10, а в некоторых случаях даже в 15 раз. И Прудон в своей работе «Философия нищеты» задаёт риторический вопрос: в связи с этим основной производитель стал лучше жить хотя бы в два раза, если производительность его труда в 10 раз поднялась? И тут он производит соответствующий анализ и выясняет в чём причина, а также при всём при том рабочий день за это столетие не только не уменьшился, но увеличился и дошёл до 14 часов в сутки (средняя продолжительность рабочего дня), это при увеличении производительности труда в 10 раз. Дальше: появился детский труд, также увеличение продолжительности рабочего времени привело к тому, что смертность повысилась. Главный-то показатель социального прогресса или регресса – это средняя продолжительность жизни основного населения, не сливок, не элиты. Так вот, резко уменьшилась средняя продолжительность жизни основного населения за 100 лет в Европе, благодаря, конечно, условиям труда. Значит, мы тут уже имеем пример того, что производительность труда не может обеспечить ни социального равенства, ни увеличения средней продолжительности жизни основного населения, ни снятия каких-то социальных напряжений и так далее. Почему? Да потому что не решён основной вопрос по Марксу: кому принадлежат эти замечательные основные средства производства. Мы можем обратить этот вопрос Беллу и Тоффлеру: кому принадлежат эти полностью компьютеризированные средства производства? Если, так или иначе, производителям - это отдельный вопрос: каким образом они могут стать народной собственностью, собственностью основных производителей (они составляют народ). Факт в том, что, если мы не решили этот вопрос, то при повышении производительности труда в сотни раз, мы имеем ситуацию (уже в нашем обществе, в сегодняшнем человечестве), когда на одном полюсе у некоторых сосредоточены богатства несметные, а с другой стороны, по данным комиссии ЮНЕСКО при Организации Объединённых Наций, полтора миллиона человек умерли от недоедания и связанных с этим болезней. То есть люди голодают и умирают. Почему? Нет бы по-братски поделиться? Невозможно.

Так что тут мы видим, что метафизический материализм тоже служит основой такой политической доктрины и таких действий, которые отнюдь не ведут к свободе, равенству и братству – великим лозунгам Французской Буржуазной Революции.

Что же ведёт общество к этим замечательным ценностям – мы об этом поговорим в следующий раз.

Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

 


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 2566

 Программы

 Радио КТВ


 Погода